Astreldis
Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Я вернулась из Триеста, где проходила 3rd European Conference for Analytical Psychology: Analysis At The Cultural Crossroads. Я очень люблю конференции, потому что поле, которым там заряжаешься, очень здорово перезагружает и обновляет. И результат виден практически сразу же.

Меня очень тронуло обилие тем, которые там поднимались: тема межкультурной коммуникации, идентичности мигрантов, идентичности детей-билингв, и т.д.

То, о чем они говорили, очень резонирует и с моей практикой. В России практически отсутствует тема отца. Зато темы Великой матери очень много, и она словно бы двупола (одновременно и мама, и папа), при этом она словно бы ненастоящая. Настоящая мама - это бабушка. В связи с этим, поскольку большая часть детей на постсоветском пространстве воспитывалась в однополой семье, состоящей из мамы и бабушки (с порой формально присутствующим, но эмоционально отсутствующим отцом), это добавляет особенную изюминку на торт M&M-ских законопроектов.

То же в определенной мере характерно для средиземноморской и латиноамериканских культуры. Где отец бравирует своей маскулинностью, но при этом управляется из тени мощной матриархальной фигурой жены/тёщи.

В протестантских странах моей любимой Северной Европы наоборот. Там доминирует фигура Великого отца, которая воплощается в главенстве норм закона, приоритете правил, соблюдения порядка, и так далее.

Я немного переводила, и отследила забавную закономерность. Уровень знания языка положительно коррелирует с толерантностью к любым формам инаковости. Хороший английский уровня Upper Intermediate обычно находится в параллели с лояльностью к феминизму, гомосексуальному партнерству, and so on.

В связи с этим у меня возникает фантазия по поводу "впускания" в себя иностранного языка как впускания в себя другой идентичности, разрешения себе большей гибкости, обретения более стереоскопического взгляда и мультимодального видения каких-то вещей.

У меня очень много теплых чувств к старшим коллегам. Обнявшей меня Кэтрин Краузер. Замечательному Джорджио Трикарико, который кормил нас пиццей. Удивительному Бернарду Сарториусу. Прамиле Беннет (встретившей нас в индийском сари!). Моим дорогим сербам Георгию и Бояне.

Этот мир такой огромный, яркий, и многоликий.

Немного фоток Триеста - в инстаграме.