Аналитический психолог
Член издательской редколлегии аналитического альманаха "Теменос"
Читаю лекции и веду семинары в Восточно-Европейском Институте Психоанализа.
Работаю как в городе Санкт-Петербурге (м. Озерки), так и по скайпу.

ЛГБТ-френдли :)
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:47 

von Anfang an

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Итак...Оно свершилось. Да здравствует эпоха духовного эксгибизионизма.

17:56 

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Идиосинкразистическая реакция на философов. воспроизводилась по обрывкам сегодня утром после нижеследующих событий.

В немом оцепененьи на скамье
вчера мы водку пили - и Салье-
ри вдруг Моцарту отдал бутыль
(забыв, что крошки льда летели в тыл

и пальцы коченели) и сказал:
"Ах, мой неоромантик, мне ключи
от космоса отдай, ах, научи
меня ты водку пить!" Лобзал

Стеклянную бутыль герр Амадей
и кратко изрекал: "О, мир идей
учил меня, как пить этот нектар.
Сему не научить - се Божий дар!"

19:28 

Гении и Безумие

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
В пределе каждого из нас существует собственное безумие. Впадая в безумие, мы конденсируем накапливающуюся за день влагу раздражения на соприкасающиеся с нами в тот момент слои реальности. Перерождаемся, становимся кем-то ещё, прорывая ткань экзистенции в нескольких местах так, что мало-помалу ткань её превращается в лохмотья и провешивается, оседает на взор по шестам разума.

Гений - петух в деревне повседневности. Он раньше всех замечает восходящее солнце новой идеи.

Безумие - когда петуху связывают крылья и вскидывают топорик для рубки мяса над его головой. Петух - вестник солнца. Если убить петуха, солнце никогда не взойдет на небосвод. Это очередной прокол ткани реальности, когда ширится место разрыва, бежит, как бежит ткань на колготках.

Призрак петуха часто маячит перед нами в юности, служа путеводной звездой во тьме исканий. Потом накатывает убеждение, что это квазизвезда, ломка юности все чаще и чаще перерастает в чирканье спичками о стершийся коробок. Человека окутывает туман, когда мысль разлагается на вялые блуждающие безо всякой идеи электроны. Потенциальный вектор распыляется и превращается в линию, затем в плоскость, по которой бродят, даже не помышляя о существовании кольца Мёбиуса.

Парадокс:

Только конечную плоскость можно свернуть в кольцо Мёбиуса.

Следовательно, бесконечная плоскость, плоскость без границ несворачиваема.

Человек сам задает себе границы.

Следовательно, чем четче мы проставляем границы, тем отчетливее осознаем суть и изнанку жизни.

18:27 

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Ура! Миссия выполнена, Нео! Норёку-сертификаты дошли до Екатеринбурга. Сегодня сэнсэй довольно взирала на нас с чувством выполненного долга. Ряд дипломов на стене пополнился туземцем из Ямато.
Тихо блаженствую и вкушаю комплекс из меда с кальмарами.
Хех...Забавная мысль в голову пришла.
Сертификат=мёд+кальмар.

Мёд - плод мириадов перебирающих лапками жизней, жизни в её имманентной динамике, постоянной алчной активности, сменяющих одна другую импульсов энергии, плавно сливающихся в потоке со-в-мест-имости.

Кальмар-пустая тканевая оболочка без содержимого. Ему не нужна плоть. Он располагает знанием, которое таят в себе одинаково его экзо- и эндо-.

Двести граммов Вечной жажды Деятельности, приплюсованных к ста граммам Знания, в итоге материализуются в бумажку формата А4. Сколько же нужно Деятельности и Знания, чтобы возвести хотя бы хлопчатобумажный мост между Русью и Ниппонией?

15:39 

Классика выходных

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
*полупьяными пальцами по клавиатуре* усидев сегодня бутыль Merlo в честь вчерашней узаконенной аттестации,тело вкупе с сознанием тщетно пытается ответить на вопрос о смысле аттестации и существования.

14:07 

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Ещё один факт, демонстрирующий, что диалектология приводит к шизотипическим расстройствам.

Я устал сидеть и алкать
Перемен, сквозь лианы и дрок
Равнодушия путь прорубать
Мачете язвительных строк.

И нехоженых пряных дорог
Пыльный запах будить на ноздрях
И мечтать о седых глухарях,
Колдовавших закатный морок.

Клики меркнут..Черчу я итог
Застывшим пером изо льда.
Сотворить ли молитву мне?Да..
Поднимаю я взор на восток.

19:12 

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Снова навеяло...Напоминает преамбулу к одному из креэйшинов. Пока не знаю, к какому.

Это место, где блуждает по жилам огонь, где черные выпи стонут в болотах, а над ними вьются черные носки, стянутые с ног готов, где под ночной тиной плачет маленькая сбежавшая из приюта брукса (она простудила там голосовые связки и теперь не может кричать), где посередине поля одиноко торчит небрежно срубленный из осины крест, на двух концах которого висят обрывки кожи (кто-то успел сбежать, и теперь скрывается в долинах, переживая паводок, и молится по ночам на ядовитую луну - и когда он бежал, капли его пота красили, красили повили ку ницы плакали от солнца и макали обожженные хвосты в реку кая лу нный соболь испачкал нос в ряске (когда свалился на землю) и фыркнул, а пыльца с его загривка осела на полупроглоченные муравейником темные очки, вокруг были видны следы лисьих лапок - лисы растаскали все кости, а потом метнулись по небу через пропасть, и огонь с их хвостов пролился по небу....

13:13 

Гомофобия как форма ксенофобии

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Резолюция Европарламента "Гомофобия в Европе" (18 января 2006 г) определяет гомофобию как "иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и трансгендерным людям, основанные на предубеждении, подобном расизму, ксенофобии, антисемитизму и сексизму".

С точки зрения социологии и психологии, это определение безусловно правильно. Упомянутые явления не только сходны, но и взаимосвязаны, причем ксенофобия (от греч. хenos -чужой, посторонний, и phobos - страх), т.е. негативная установка, иррациональный страх и ненависть к чужакам, является в этой связке родовым понятием. Ее объектами могут быть как конкретные социальные группы, так и "обобщенный Чужой", по выражению Юрия Левады.

читать дальше

23:34 

Художник

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь

и отрицание запекшейся крови
на безутешном лике из морщин,
и привкус смерти в сизой мгле заката
рисует друг мой, ветреный художник боли.
смешав синь улиц, льда аквамарин,
неторопливо кистью из агата

на мятом и исшорканном листе
поверх дождя, оплакавшего память,
он пишет всепрощенье и страданье
и вековечность жертвы на кресте.
прохожие качают головами
и мимо движутся вереницей в изгнанье.
заплакало над ними небо, и уплыли
обрывки грез с палитры в тьмы обитель,
но он безмолвно, не творя уж вязи,
продолжил водить кистью по небыли,
хотя не знал, нужен ль был спаситель
идущим по осенней топкой грязи.

23:50 

Кои-1

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Очередной мерзкий мысленный анализ.Ах,... как розы на балконе в марте.

Не говорите, что я не умею любить.

Умею.

Но я очень давно не проверяю этот механизм на профпригодность.

Кто красиво говорит о любви, тот не любит, писала француженка.

Это и правда, и неправда.

Я разучиваюсь любить.

Если меня попросят накатать эссе на тему любви высотой стиля сравнимый с Ниагарским водопадом, а длиной с Калифорнийское ущелье, изобилующее страстными и непонятными отступлениями и выспренными цитатами, я справлюсь.

Но если меня заставят посмотреть человеку в глаза, я с треском провалюсь.

Слишком поздно начинать готовиться к экзамену по имени жизнь.

Как писал Мисима, можно подсматривать товарищу в тетрадку и обманом переходить из класса в класс в школе по имени жизнь. Не лучший вариант, но возможный.

Слишком возможный.

Итак, археологические раскопки. Я претензициозный человек. Dicebo, Dico.

К слову о претензициозности. Была у меня одна знакомая, составившая себе список возлюбленных, в котором фигурировали четыре короля, девять литературных персонажей, одна футбольная команда и до фига сладких и полусладких мальчиков (в соотношении два яойщика через одного полуяойщика). И ничего. Все были счастливы и довольны, учитывая, что никто никого не спрашивал.

Но не в этом суть.

Это то же самое, что суть метода интроспекции. "Вот, я вижу огромное красное яблоко. Я щупаю его. Оно круглое. Я отрезаю его и облизываюсь, явственно ощущая на языке его вкус. Кладу кусочек в рот и надкусываю. Очертания яблока у меня перед глазами..."

Вы просмотрели Анализ Процесса Под Названием "Поедание Яблока".

Желаете просмотреть Анализ Процесса По Названием Любовь?

Я запечатлел в своих нейронах каждый кадр, каждый кусочек этого процесса. Разрезал его на кусочки, рассортировал и распихал по ящичкам.

А я достала их из ящичков, просветила в инфракрасном, затем в ультрафиолетовом свете и склеила скотчем.

И мы решили, что это была не любовь, а абстрактное временное помешательство синопсисов.

А потом человек вернулся и снова посмотрел на нас своими лучистыми глазами. Но мы отвернулись прежде, чем смогли их увидеть. И снова решили, что это любовь.

Правда, сестра Анима?

Правда, брат, Анимус!

Слышали, слышали?!



21:41 

О патриаршестве

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
"Ты не член семьи, ты враг семьи!"

По следам реальных событий.

Допустим, с утра эту фразу кинули кому-то в лицо, обосновывая это доводами, которые не подпадают под определение даже неформальной логики.
Итак, эту фразу можно расценивать как негодующий вопль патриарха, ставящего целью заклеймить нарушителя устоев. Акцент ставится не на том, что отступник не являет из себя личность. Не на том, что он конкретно являет из себя в индивидуальном плане, а на том, какую ячейку занимает в системе внутриродовых отношений. Если ты будешь выпендриваться, твой статус будет понижен.

Я эмоционально-логический экстраверт. Джек Лондон. Человек, который построил себя сам (а не тёщу, в отличие от многих). Работал по двенадцать часов, читал по пять, спал по четыре. Гнал по Аляске собачьи упряжки по свежему насту. Под конец жизни построил поместье Волка. Потом жена, которую он любил больше всего на свете, начала ему изменять. Он спился и умер.

Хорошо, когда у тебя есть род. Когда возвратишься ты в Портланд, покажешь своего айдзина родителям и скажешь: "О окаа-сан и одзии-сан! это мой избранник, с которым мы и Охотское море переплыли, и гору суси съели, и гайдзинов до фига в синтоизм обратили!"

Улыбнутся у кого-то родители и скажут: "Кудасаимасэ! Заходи, дорогой, и ничего, что ты на мужчину в общепринятом представлении не похож, гора гайдзинов - это гора гайдзинов!"

"Да не гайдзинов, а суси!" - скажу я. "Гайдзинов по дороге потеряли! Точнее, их наши, местные самураи отбили! Хорошенький гайдзин никому в хозяйстве лишним не будет!"

"Ну и ладно", - не смутятся родители. "Пусть живёт, но кормить будешь ты."

А бывает и по-другому.

Сидишь в комнате с хорошей подругой и смотришь, допустим, Хеллсинг. В комнату врывается патриарх и начинает носиться, как упырь, кругами по всей комнате и задавать наводящие вопросы типа: "А вы здесь, часом, не порнуху смотрите?"

Вам становится дурно, ибо на экране Александр гоняется за Алукардом, однако они не спешат рвать друг на друге одежду, как бы вам этого не хотелось.

"Да мы поделимся, мы не жадные", - великодушно говорю я. "В печатном виде устроит?"

Патриарх подходит к шкафу с намерением произвести конфискацию имущества, роняет Тоффлера в цветочный горшок, земля орошает тетради, и ты немедленно впадаешь в ангст, а подруга боком пятится до подъездной двери.


Род - это хорошо. А патриарх - тем более. Он служит точкой отсчета для замерения прогрессивных результатов лично твоей деятельности. Не было бы крушения традиций - не было бы эволюции. Были бы счастливые сытые отцы семейства утром в офис вечером из офиса и счастливые матери, снующие от кухни к колыбельке - не было бы философствующих одиночек.

Как Джек Лондон.

20:07 

О душе под доспехами.

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Я принадлежу к тому разряду людей, которым противно жить и противно умирать, хотя порой из чистого любопытства хочется порой пощекотать себе вены волосяной кисточкой и представить, а что было бы, будь на её месте заточенная кромка ножа. Но из-за трусости, обыденной, мерзкой,сосущей под ложечкой трусости, которая рождается каждый раз, как её зачинают филологи в УрГУ или пту-шники в трамвае, приходится красить себе вены черным акварельным суррогатом и следить за тем, как вначале узкие чёрные полоски разбухают от влаги и струятся вниз, от предплечий к запястьям.

В такие моменты кажется, что разум - вреднейшее изобретение эволюции. Это картонный щит, раскрашенная маска из Кабуки, за которой я прячу свои несуразные, хаотичные эмоции, сплетающиеся в клубок каждый раз, когда тщетно стараюсь отделить одну от другой, выстроить в основу и заставить утОк мыслей их огибать. Мой рацио крепок, его доспехи ковались в надёжной кузнице, но хрупкое тело эмоций под ними сотворено не из глины, не Господом Богом, его не будили звуки флейты архангела, сочленения его не состыкуются между собой, соединительная ткань здесь соседствует с поперечно-полосатой, когти лисы со львиной гривой, которая прикрывает череп ягнёнка. Но если попытаться растащить плоть чувств на тысячу животных, они рванут из-под шлема и лат, поножья рассыплются по земле, нарукавья задребезжат тихим металлическим плачем, и осколки разума будут валяться, как напоминание оразбежавшихся по лесам и горам зверях.

И тогда я вновь буду чувствовать тоску осознания по сознанию, жажду состоявшегося одиночества по несостоявшемуся единению, следить глазами в зеркале за своим немужским-неженским лицом и красить губы о Мерло. А потом опустится на плечи призрак птицы счастья, душа забудет о несбывшихся желаниях и будет, усмехаясь, пить из вены жизни.

Но через некоторое время вновь вернётся ощущение неприкаянности, знание того, что я нагло пользуюсь людьми, заставляю их своими улыбками и глазами, как клочьями ваты, затыкать кровоточащие раны души, которая знает, чего хочет, но не может себе того позволить, ибо сочувствие и сострадание есть самое большее, что человек может дать другому человеку.

Письмо - сублимация движения мортидо, нэ? Движения ручкой на бумаге, выведение корявых значков на паре отчасти равносильны движению лобзика по венам, взад-вперёд, вверх-вниз, с петельками и завитушками, так нервно, так судорожно, не зная, стоит или не стоит.

Стоит?

10:58 

Дождь

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Иногда мне кажется, что я схожу с ума.

Но это неважно.

Первая часть слэша про А/АА давно закончена, и лежит на компе, повергая в дальнейшие и дальнейшие просьбы окружающих-алкающих. Вторая в сыром неоформленном виде лежит и на бумаге, и в сознании. Дозревает. Ждёт прихода состояния аффекта.

Вечный аффект - то же самое, что вечный оргазм. Нет смысла испытывать всё время.

Но иногда можно.

За окном сейчас происходит то, что сопрягается с осенью, а не с весной. Запрячь бы в одну упряжку осеннее одиночество, зимние ночи и весенние дожди, и приправить водкой с томатным соком - спелым, ароматным, водка - как удар хлыстом, сок - как вкус крови, когда приникаешь губами после удара. И летом, летом раскапывать прииски уходящих воспоминаний.

Объявление: если кто-нибудь найдёт в Зелёной роще конспект по логике, заляпанный томатным соком, просьба вернуть за вознаграждение. (Обязуюсь прочитать по ролям всю первую часть с художественным подвыванием в нужных местах)

Все течет, иониец, ты был прав. Листья, не успев созреть, снова свернутся в почки. Лишь мёртвые на Михайловском наконец-то напьются.

Вечны лишь вампиры и паладины.


10:59 

Течь

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь

Не ревнуя меру ко мраку,
Но принимая
Боль во вниманье,
Еду домой,
Еду сквозь завесу ливня с тобой,
Еду сквозь сумрачных лужиц колодцы,
Сквозь лица людей.
Жаль, я не Бродский,
Чтобы вступить
В мир вечной грусти.

Тёте Августе,
Св.Августину
И исполину Октавиану
Всё без изъяну
Вручить бы и молвить
О сырости вечной,
О птицах, кормивших
Иоанна Предтечу...

Ибо течёт всё сегодня из окон,
Из труб в раздевалке,
Течёт из каминов
Почтеннейших граждан
Горной Пальмиры,
Из носа В-Валки
(А разве не мог он
Промокнуть на русско-уральских гастролях?)
Конечно, не мог. Мысль запаролим.

Но это напрасно.
Уже дала течь голова -
И неясно,
Удастся ль ремонт провести капитальный,
А может, астральный
(скорее, Астрельный) -
Поправят, кто смотрит сейчас в ободок
Кристаллический неба..
Я там, увы, не был!
(Ж.р. - не порок,
и не исток
седых окончаний,
И не отчаянье,
Просто - морок.)




19:03 

Поэзия Мэ и Жо

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
хех...забавные пошли деньки.
вчера спорили с господином Быковым на тему размежевания мужской и женской поэзии. Тезис о невозможности членения музыки, живописи и логики на женскую и мужскую он опровергнуть не смог, но сказал, что не разделяет мой пафос(??) по поводу билингвальности любого произведения. Гы...если вопрос встает настолько категорично, полагаю, стоит провести опрос))

Вопрос: Стоит ли членить поэзию на женскую и мужскую?
1. *стоит, ибо нет человека, есть мужчина и есть женщина! (сперто у мэтра Азаренко) 
0  (0%)
2. *не стоит, ибо нет мужской и женской поэзии, есть поэзия общечеловеская! 
0  (0%)
3. *не стоит, ибо и в реальности деление на Мушчин и Женчин весьма и весьма условно!:) 
1  (100%)
4. *не стоит, ибо какая к Лотману разница! Всё это грязные происки козлоподобных шовинистов! 
0  (0%)
5. *не стоит....*с горящими глазами и оскаленными зубами* лучше не стоит... поверьте мне!!! Нефиг в поэзии хентай разводить! 
0  (0%)
Всего: 1
Всего проголосовало: 1
19:11 

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Вчера довели двух юных готишных существ до состояния идеосинкразического шока. Идём с подругой по улице и культурно обсуждаем проблемы зарождения сатанизма в уральских широтах. Неожиданно равняемся с неформальной парочкой в черном как раз в тот момент, когда я выкрикиваю: "Нет, он не сатанист!" Девушка едва не роняет зонтик, судя по всему, от кощунственности фразы. Проходим пять шагов, оборачиваемся - и они оборачиваются! Причем шли они в сторону моего дома.
С погромами, должно быть))

А ещё, сделав тест на нихонго за час в состоянии бешеного креатива, приношу его в "Копирус", и выясняется, что новёхонькая дискета не открывается ни на одном из трёх компов! Мистика какая-то...

19:00 

О морали-1

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Все морали вырастали из традиций. Посвятив столько времени крушению собственных традиций, я оставляю за собой право на сомнения уже сейчас, остановясь на полпути, как те, кто слушает SA, перебираясь одной ногой из могилы в психиатрическую лечебницу. Половинчатость знаний, половинчатость интеллекта, половинчатость существования есть означаемое.

Место рождения: не Лос-Анджелес, но и не Мозамбик.
Время рождения: не лето, но и не осень, не утро, но и не день.
Родители: не два, но и не ноль.
Образование: не ПТУ, но и не МГУ.
Погруженность: не у дна, но и не на поверхности.
Состояние души: не откровенно девиационное, но и не стабильное.
Местопребывание: не на Михайловском, но и не в сени родных пенат.
Ориентация: слэшер...налево....направо....Хрясь!!!
Факт дискурса: водя ледышкой по автопортрету,
пробормотал, что разводят чернила
музыкой вешнего ветра,
укравшей конспекты ксю-ксе....

Недавно был фильм "Вечернее платье". Хех...Переваривание только французского и японского юмора и отрыгивание юмора нефранцузского и неяпонского превратило то, что у меня сейчас в желудке, в такой консоме де-валяй! Если нацелить на него обскур объектива-объектного, уж дедушка Фрейд бы погулял по означенным им рытвинам и колдобинам, размахивая серпом своих идей! Уж помахался бы, отрезая самовоспроизводящиеся без малейшей тени смущения фразы! И не смог бы потом изо всей груды срезанной им плоти выстроить хотя бы маленькую башню смысла. Ибо смысл рождается потаенно и стыдливо, и отнюдь не в словах, которые воспроизводятся свободно и резво.

С кровавым потом...пеки каштаны с дуба твоих размышлений.

Милый фильм. "Я злой, но я не голубой!" Фф цытатник!!:))

Многие девиации суть только наши измышления. Кому судить, кто нормален и уполномочен строить будущее, махая серпом на лугу, а кто на колымском лесоповале.

Демократия свободна от диссидентства, в этом её трагедия. Это эпоха половинчатости, свободы, равенства, братства еt cetera. Человеком становятся через преодоление, самозаражение души эрозией самосомнения. В чем тебе сомневаться, эпоха, лицезревшая и лизнувшая пряник цивилизма, и охотно подставившая спину под кнуты оприходованных субкультур? С приходом унитаризации легальным стал не только культ, но и культура, как раскрывшийся аленький цветочек культа. Чудовище больше не кончает с собой от горя по одной версии и не обращается в прекрасного принца по другой, но узаконивает своё существование под именем Человека-Слона. Не чудовище, но человек, пусть с дефисом, а что после, то от лукавого!

"Все мы достойны звания человека!" - звучит из уст нефильтрующего. И террорист, и маньяк, и член правительства. Лень пропитывает цивилизацию. Звание человека присвается автоматически, к нему плюсуется звание личности - и благодушные судьи дают уборщице лишнюю работу по вытиранию нешуганой пыли на тюремных нарах.

Вашик, тебе бы не понравились мои слова.

Ибо говорю я не как христианин. И это грустно.

19:10 

Кои-2

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Страсть пьёт из природы. Твоей природы, сотканной, чтобы толочь грязь ботинками под дождём, чтобы стряхивать водяные капли с чужих волос, чтобы размежёвывать слякоть, которая охлаждает термостат в сердце, и жару, которая разогревает тело до такого состояния, что каждый мизинец на ноге кажется слепленным из металла-термостата.

А я пью из страсти. Или из страха (аналогия по II палатализации, поправьте, если ошибаюсь).

Али вы пьёте не из страха? Али вы не богоборцы, сыны Иакова? Али не сокрушаетесь из страха, не пылаете из страха-страсти, не трогаете клавиатуру из страсти, из желания, пальцами утихомиривая горящего Бога в душе, как бы он не разгорелся, не подпалил вам перышки?

"Любовь - это аффективное чувство. Ненависть - это тоже аффективное чувство." Не моё.

И страх - тоже аффективное чувство. Троица, Тримутри, Триглав, нэ?

Или попахивает достоевщиной?

19:59 

Erinnerung der Lebenswerk

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Взято с http://polushkin.net

Кконцепт...Напоминает о незаконченных трудах. О заунывных буднях советских астрофизиков/математиков.Неплохо было бы прилепить на потолок, когда валяешься на диване, для стимуляции нейронов.


@музыка: Dead Can Dance - Saltarello

20:11 

Позавчера позавчерашнего числа позавчерашнего дня

Мы все больные и умеем читать только те книги, в которых описывается наша болезнь
Позавчера позавчерашнего числа позавчерашнего дня мой анимус жизнерадостно сграбастал улыбку и водрузив её на уголки глаз, отправился вторить-творить.

Итак, он был обречен:

*ехать с утра в трамвае и слушать разговор двух мальчиков. Воспроизвожу:
- Ты меня любишь?
- Да, конечно.
- А чего ты с Колей разговариваешь??
- Так я по телефону. И немного. И вообще, скоро брошу!
- Бросай скорее! А то я тебя люблю так сильно!

Милые мальчики. Лет 12. Интересно, когда им объяснят, что они говорят неправильные, мерзкие, недостойные мужчин вещи.

"Я сержусь на тебя, любовь моя, - писал Кристоф, - сержусь за то зло, которое я же тебе причинил. Я не могу выносить твоих страданий, их не должно быть, я не желаю их (эти слова он подчеркнул такой жирной чертой, что бумага в нескольких местах прорвалась). Если ты страдаешь, где я найду силы, чтобы жить? Мое единственное счастье - это ты. О, будь же счастлив! С какой радостью я приму любое испытание судьбы! Думай обо мне. Люби меня! Мне так необходимо, чтобы кто-нибудь меня любил! От твоей любви исходит тепло, которое возвращает мне жизнь. Если бы ты знал, как мне холодно без тебя! Кругом зима, и сердце мое леденит злой ветер. Обнимаю твою душу".

"Моя мысль целует твою", - писал в ответ Отто.

"Я беру обеими руками твою голову, - не унимался Кристоф, - и то, чего никогда не делали и не сделают мои губы, делаю я сам, всем своим существом, - целую тебя, как люблю. Измерь же силу моей любви!"

Отто притворялся недоверчивым:
"Любишь ли ты меня, как я тебя люблю?"

"О, боже! - восклицал в ответном письме Кристоф. - Не так, а в десять, в сто, в тысячу раз сильнее! Да что там, разве ты сам этого не чувствуешь? Что я должен сделать, чтобы тронуть твое сердце?"

"О, как прекрасна наша дружба! - вздыхал в ответ Отто. - Знает ли история подобные примеры? Она сладостна и свежа, как мечта. Пусть она длится вечно. А вдруг ты разлюбишь меня?"

"Как ты глуп, мой любимый! - строчил Кристоф. - Прости, но твой малодушный страх возмущает меня. Как можешь ты спрашивать, перестану ли я тебя когда-нибудь любить? Жить для меня - это значит любить тебя. Сама смерть бессильна против моей любви. Даже ты, при всем желании, не мог бы разрушить ее. Если ты мне изменишь, если ты растопчешь мое сердце, я умру, благословляя любовь, которую ты мне внушил. Так перестань же раз навсегда сомневаться и не огорчай меня твоей трусливой болтовней".

Ромен Роллан."Жан-Кристоф"

Дневник Astreldis

главная